Капля света, блог о философии красотыКапля света, блог о философии красоты

Василий Кандинский «О духовном в искусстве»

Рубрика «Пространно и конкретно»

Автор: Юлия Риа

 

Недавно прочитала книгу Василия Кандинского «О духовном в искусстве». Те, кто рисует абстрактно, те и пишут так же – сложилось у меня такое мнение после первого прочтения. Но через пару дней, я перелистала книжку, заострив внимание на первоначально неясных моментах.

Вообще, писать можно и проще, у Кандинского чересчур много образов, которые, на мой взгляд, порой затмевают собой суть описываемого. И всё-таки книгу прочесть стоит.

Василий Кандинский Москва 1

Василий Кандинский «Москва 1»

Что больше всего затронуло меня? Во-первых. Через всю книгу проскальзывает отрицание им (или неприятие) изображения реальности, природы. Так он пишет: «То, что искусство стоит выше природы, не является каким-либо новым открытием», а также приводит цитаты других: «Искусство начинается там, где прекращается природа», и «Реализм следовало бы определить, как антипод искусства».

Я давно заметила, многие, кто творит в абстрактном жанре (и подобных, далёких от реализма), отзываются резко о художниках реалистической манеры живописи. Я сама принимаю и то, и другое самовыражение. Я против другого.

Вот отрывок:

Зритель слишком привык искать в подобных случаях /т.е. в картине/ «смысла», т. е. внешней связи между частями картины. Тот же период материализма воспитал во всей жизни, а значит и в искусстве, зрителя, который не может воспринять картины просто и ищет в картине все что угодно (подражание природе, природу, отраженную в темпераменте художника, т. е. его темперамент, непосредственное настроение, «живопись», анатомию, перспективу, внешнее настроение и т. д., и т. д.); не ищет он только восприятия внутренней жизни картины, не пытается дать картине непосредственно воздействовать на себя.

Здесь я не согласна с тем, что, если зритель ищет в произведении что-то внешнее, то он и не чувствует внутреннюю жизнь картины ли, книги, музыки, не даёт воздействовать на себя. Способов познания мира много, столько же их в познании искусства, каждый выбирает тот, который ему ближе. (При этом мы стараемся не говорить о тех, кто не принимает и не хочет понимать искусство вообще).

Я против того, когда картины, на которых изображение слишком реально, называют плохими, или созданными лишь из потребительских мотивов. Так же можно сказать и про абстрактную живопись, которая популярна сейчас. Я против того, чтобы всех под одну гребёнку грести. Кандинский слишком категоричен, но, возможно, его бойкость и имела свои мотивы в начале века.

Василий Кандинский Старый город

Василий Кандинский «Старый город»

Во-вторых. Интересны рассуждения Кандинского о периодах застоя в искусстве.

Периоды, когда искусство не имеет ни одного крупного представителя, когда отсутствует преображенный хлеб, являются периодами упадка в духовном мире…

В такие времена искусство ведет унизительное существование, оно используется исключительно для материальных целей. Оно ищет материал для своего содержания в грубо материальном, так как более возвышенное ему неизвестно. Оно считает своей единственной целью зеркально отражать предметы, и эти предметы остаются неизменно теми же самыми. «Что» в искусстве отпадает ео ipso. Остается только вопрос, «как» этот предмет передается художником. Этот вопрос становится «Credo» (Символом веры). Искусство обездушено.

Когда потрясены религия, наука и нравственность (последняя сильной рукой Ницше) и внешние устои угрожают падением, человек обращает свой взор от внешнего внутрь самого себя.

Василий Кандинский Серый овал

Василий Кандинский «Серый овал»

В-третьих. Части книги с названиями «Движение цвета», и «Язык форм и красок» полезны, как теоретико-практические пособия по цветоведению. Василий Кандинский образно, ярко и просто описывает цвета, их влияние на человека, взаимодействие между собой. Данные разделы весьма полезны художникам и дизайнерам. Скажу даже больше, такое интересное цветоведение лично мне не доводилось встречать.

Черный цвет внутренне звучит, как Ничто без возможностей, как мертвое Ничто после угасания солнца, как вечное безмолвие без будущности и надежды. Представленное музыкально, черное является полной заключительной паузой, после которой идет продолжение подобно началу нового мира, так как, благодаря этой паузе, завершенное закончено на все времена — круг замкнулся. Черный цвет есть нечто угасшее, вроде выгоревшего костра, нечто неподвижное, как труп, ко всему происходящему безучастный и ничего не приемлющий. Это как бы безмолвие тела после смерти, после прекращения жизни. С внешней стороны черный цвет является наиболее беззвучной краской, на фоне которой всякая другая краска, даже меньше всего звучащая, звучит поэтому и сильнее и точнее. Не так обстоит с белым цветом, на фоне которого почти все краски утрачивают чистоту звучания, а некоторые совершенно растекаются, оставляя после себя слабое, обессиленное звучание.

Василий Кандинский Нежное восхождение

Василий Кандинский «Нежное восхождение»

Светлый теплый красный цвет (сатурн) имеет известное сходство со средне-желтым цветом (у него и в пигментации довольно много желтого) и вызывает ощущение силы, энергии, устремленности, решительности, радости, триумфа (шумного) и т.д. Музыкально он напоминает звучание фанфар с призвуком тубы, — это упорный, навязчивый, сильный тон. Красный цвет в среднем состоянии, как киноварь, приобретает постоянство острого чувства; он подобен равномерно пылающей страсти; это уверенная в себе сила, которую не легко заглушить, но которую можно погасить синим, как раскаленное железо остужается водою. Этот красный цвет вообще не переносит ничего холодного и теряет при охлаждении в звучании и содержании. Или, лучше сказать, это насильственное трагическое охлаждение вызывает тон, который художниками, особенно нашего времени, избегается и отвергается, как «грязь». Но это заслуженно, так как грязь в материальной форме, как материальное представление, как материальное существо, обладает, подобно всякому другому существу, своим внутренним звучанием. Поэтому в современной живописи избегание грязи так же несправедливо и односторонне, как вчерашний страх перед «чистой» краской. Не следует никогда забывать, что все средства чисты, если возникают из внутренней необходимости.

Василий Кандинский Сумерки

Василий Кандинский «Сумерки»

Итак, фиолетовый цвет является охлажденным красным, как в физическом, так и в психическом смысле. Он имеет поэтому характер чего-то болезненного, погасшего (угольные шлаки!), имеет в себе что-то печальное. Не напрасно этот цвет считается подходящим для платьев старух. Китайцы применяют этот цвет непосредственно для траурных одеянии. Его звучание сходно со звуками английского рожка, свирели и в своей глубине — низким тонам деревянных духовых инструментов (напр., фагота)

Василий Кандинский Сумеречное

Василий Кандинский «Сумеречное»

Книга «О духовном в искусстве» была написана Кандинским в 1910 году в Мюнхене и её первая публикация состоялась на немецком языке. Эту книгу можно считать центральной работой Кандинского-теоретика, определившей суть и смысл набирающего в то время силу нового искусства — абстракционизма.


Вам понравилась статья? Поделитесь ею со своими друзьями, нажав кнопку соц. сервиса или "retweet".

Подпишитесь на обновления блога по электронной почте.



Вопросы, жалобы, предложения, пожелания и замечания
по данной статье можете оставить здесь:

:wink: :-| :-x :twisted: :) 8-O :( :roll: :-P :oops: :-o :mrgreen: :lol: :idea: :-D :evil: :cry: 8) :arrow: :-? :?: :!: